О смерти близких сообщили ритуальные агенты. В последнее время такая картина для Владимира вполне привычна. Как похоронщики узнают о трагедиях, и кто предоставляет им конфиденциальную информацию — большой вопрос. Его задала всем участникам скорбного рынка Полина Тарбеева.

2 февраля 2016-го года.Еще несколько шагов и в безмятежное утро одной владимирской семьи шагнет ритуальный агент. О том, что в больнице скончалась мать троих детей, семье Юлии Апеновой сообщит не врач, а человек из похоронного бизнеса. Звонок в дверь раздастся раньше, чем звонок  по телефону.

ОЛЬГА ДЕСЯТСКОВА, СВЕКРОВЬ ЮЛИИ АПЕНОВОЙ

Со слов сына, они еще спали, их разбудил звонок, они ничего не знали о смерти Юли, которая находилась в больнице, пришел агент и сказал:»Я хочу вам сообщить неприятную весть, Юли больше нет». Из больницы они нам говорили, что они звонили, трубку никто не взял, но хотя звонки были на сотовый,  и никаких пропущенных звонков не было

Зимой прошлого года о смерти молодой женщины писали все СМИ. Собственное расследование тогда провел департамент здравоохранения. Оказалось, что конкретно в шестой горбольнице, где Юлия умерла, отношения медиков и похоронщиков  были оформлены документально. О том, что это нарушает врачебную тайну, говорили тогда многие. Но спустя год снова на слуху истории о ритуальных агентах, приходящих без звонка.

ЮЛИЯ КОЧЕТКОВА, ЖИТЕЛЬНИЦА Г.ВЛАДИМИРА

Когда папе стало плохо, я вызвала 03. Приехала скорая. Она  констатировала смерть, оставила мне справку о смерти. В промежутке, как уехала скорая и приехала полиция, позвонили с ритуального агентства и предложили свои услуги. В ритуальное агентство я не обращалась, мне было на тот момент не до того. Я  об этом меньше всего думала, если честно

По информации некоторых источников, сегодня почти 70% ритуального рынка во Владимире занимает одна компания. Оставшиеся 7 предприятий такой ситуацией недовольны. В своём открытом письме для владимирских СМИ представители этих компаний задаются вопросом: что, если во Владимире существует «заговор гробового молчания»?

ФРАГМЕНТ ОТКРЫТОГО ПИСЬМА «КАРТЕЛЬНЫЙ СГОВОР ИЛИ ЗАГОВОР ГРОБОВОГО МОЛЧАНИЯ»

Способны ли владимирские врачи, полицейские и одна ритуальная контора создать подпольный картель, чтобы лихо наживаться на подконтрольной площадке ритуальных услуг и никого и ничего не опасаться?»

ТАТЬЯНА ЯРКОВА, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ КОМПАНИИ РИТУАЛЬНЫХ УСЛУГ

Когда агент, наш агент выезжает по вызову, на этом вызове уже существует другой агент, той компании, которая всегда приезжает, которой сливается информация.  Мы видим агента, который, улыбаясь, говорит, но что опоздали, какие мы должны выводы делать

О том, что информацию агентам кто-то передает, признают на всех уровнях. Вопрос — кто это делает? Сегодня все звонки  на станции скорой помощи фиксируются. Но кто мешает человеку выйти с рабочего места и  набрать ритуального агента?

АЛЕКСАНДР КИРЮХИН, ДИРЕКТОР ОБЛАСТНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Существует ли такой человек, допустим в скорой помощи? Может существовать, конечно, может. Его надо выявить, его надо наказать, а может даже срок дадут и по суду его, на этом все и закончится.

А вот еще одна интересная бумага. Это направление в морг, которое оформляет  участковый. На обратной стороне — телефоны одного  из бюро ритуальных услуг. Фактически — реклама на справке о смерти.  На официальный запрос в управлении МВД ответили, что бланки эти целенаправленно не заказывались и не печатались для городской полиции.

АНДРЕЙ КОЧЕВ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ КОМПАНИИ РИТУАЛЬНЫХ УСЛУГ

Когда родственники вызывают скорую помощь или участкового, приходит участковый, выписывает направление в морг СМЭ, конкретно отпечатанный бланк типографским способом, а с обратной стороны бланка находиться бюро ритуальных услуг. Сказали,  этот бланк не является бланком министерства внутренних дел, и участковый хоть на трамвайном билете может выписать это направление

Ежегодно во Владимире умирает около 5 тысяч человек. И большинство трупов направляют в бюро судебно-медицинской экспертизы. Эксперты похоронного бизнеса считают: это по крайней мере  странно. Бюро перегружено, и с выдачей тел умерших порой возникают проблемы.

МАРИНА ЕРОФЕЕВА, ПОХОРОННЫЙ АГЕНТ

По телефону ответили, что завал, мы не успеем. Я позвонила, когда обратилась, сказала, мне очень нужна эта справка сегодня, потому что у меня завтра похороны, хоронят полковника, а мне сказали, да хоть генерала, у нас завал

Работы действительно много, об этом говорят и судмедэксперты. Всего по области за прошлый год было вскрыто 11 тысяч тел.

АЛЕКСАНДР СЕМЁНОВ,ДИРЕКТОР «БЮРО СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ» ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Форс-мажорные обстоятельства бывают. К сожалению, у нас сейчас смертность большая, когда по 20-25, и то мы стараемся до самого конца. Но уже как говорится, уже падают люди, уже никак. Мы стараемся, кто-то остается, но такие случаи бывают не каждый месяц

В бюро судебно-медицинской экспертизы нам показывают журнал регистрации. Если верить документам, тела умерших поступают в СМЭ исключительно по направлению правоохранительных органов. И  выдаются по очереди. При этом представители 7 ритуальных компаний утверждают: на самом деле всё не так гладко и   со сроками  похорон могут возникнуть  проблемы.

СЕРГЕЙ МАКСИМОВ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ КОМПАНИИ РИТУАЛЬНЫХ УСЛУГ

Когда к нам приходят родственники, мы не можем говорить или обещать, или гарантировать, что согласно наших православных традиций, мы Вам захороним на третий день, потому что на сегодняшний день мы не знаем, выдадут нам это тело или не выдадут

Говорить о связи госструктуры и крупнейшего ритуального агентства,  конечно, нельзя. По крайней мере пока. Но претензий к бюро судебно-медицинской  экспертизы у похоронщиков немало. Где заканчиваются медицинские и начинаются ритуальные услуги,  еще предстоит установить. Пока в городе есть » Бизнес на костях», умереть спокойно, наверное,  дадут не всем.

 

 

 

Полина Тарбеева, Сергей Картошкин