В конце мая в Госдуме ждут новый законопроект о похоронном деле

Министерство строительства Российской Федерации закончило работу над этим документом, длившуюся почти год. Формально он находится в стадии общественного обсуждения. Однако ничего нового в законопроект, скорее всего, уже не внесут. Он и так изобилует всевозможными новшествами.

Дина Болгова

О том, что в делах погребальных в Российской Федерации творится форменный бардак, эксперты говорят давно. Вслед за ними зароптали и чиновники. Ропот в основном содержал призывы вернуть этому виду деятельности государственное регулирование, отмененное еще в 2002 году.

Отмена лицензий привела не только к резкому росту числа похоронных компаний и занятых в этом бизнесе людей, но и к значительному расширению черного рынка ритуальных услуг.

Долго запрягали

Попытки реформы похоронного дела предпринимали шесть лет назад Федеральное антимонопольное управление и Союз похоронных организаций и крематориев России. Основная дискуссия тогда развивалась вокруг вопроса о способе регулирования рынка. ФАС по природе своей высказывалась против всяких монополий и настаивала на том, что рынок должен быть саморегулирующимся. При этом стандарты саморегулирования предлагалось вырабатывать субъектам РФ с «привязкой к местности», то есть исходя из культурных особенностей каждого региона. Кроме того, антимонопольщики требовали разделения кладбищенских услуг и услуг ритуальных. Это, по мнению ФАС, способствовало бы развитию конкуренции на похоронном рынке и снизило бы цены на организацию похорон и сопутствующие ритуалу товары и услуги.

Представителей похоронной отрасли такой расклад не устроил. Они говорили о том, что в состоянии саморегулирования рынок находится с 2002 года, то есть с момента отмены государственного лицензирования. И ничего хорошего из этого не вышло. Честные игроки, мол, только и делают, что теряют прибыль «из-за бесконтрольного доступа к рынку недобросовестных предпринимателей и роста коррупции».

Напомним, что за весь постсоветский период государство обратило свое внимание на рынок ритуальных услуг лишь один раз – в 1996 году, когда был принят Федеральный закон «О погребении и похоронном деле». Однако уже к концу 2000-х годов он устарел и не отражал реалий рынка. При этом до прошлого года в федеральном правительстве не было ни одного ведомства, которое курировало бы похоронное дело в России.

В мае 2014 года эту обязанность вручили Минстрою, в котором сразу же принялись за разработку нового федерального закона с учетом всех произошедших в отрасли перемен. Представители ведомства объясняли, что действующее законодательство уже не гарантирует гражданам ни качественных услуг в этой сфере, ни защиту их прав и интересов. Есть, правда, версия, что дополнительным стимулом повернуться в сторону похоронного рынка стали... деньги. По данным официальной статистики, оборот легального рынка ритуального бизнеса сегодня составляет 35 млрд рублей в год. Тогда как на черном рынке ежегодно крутится до 200 миллиардов.

Хорошо забытое старое

Первое, с чего начал Минстрой в работе над законопроектом, – с пересмотра стандартов работы всех участников этого рынка – от агентов до операторов, которые управляют кладбищами. Затем решался вопрос о способе регулирования. Остановились на государственном лицензировании, потому что, судя по опыту других отраслей, саморегулируемые организации не смогли доказать свою эффективность. Так что после принятия закона лицензирование будет обязательным по всем видам ритуальных услуг. Прием заказа и заключение договора на организацию похорон; транспортирование останков умершего; предпохоронное содержание останков умершего; кремация; эксгумация; изготовление и установка надгробий; подготовка тел к погребению и т.д. – все это смогут делать только организации с государственной лицензией.

Согласно законопроекту, лицензия будет бессрочной, а лишиться ее можно по решению суда за два грубых нарушения требований, установленных законом. Контролировать лицензиатов будут постоянно действующие комиссии по надзору за лицензированием ритуальных услуг, которые предполагается создать в каждом регионе. Согласно обновленной версии закона, в похоронном деле всех пересчитают и занесут в какой-нибудь федеральный реестр. Их будет несколько: реестр лицензий, реестр агентов, получивших лицензию, «черный список» агентов или реестр компаний, чья лицензия была аннулирована, реестр мест захоронений, который означает, что пересчитают наконец не только могилы, но и общее количество кладбищ в России. Сейчас, по разным оценкам, в нашей стране действует от 35 до 70 тысяч кладбищ.

Предполагается, что реестр «одобренных» агентов может находиться в распоряжении полиции и скорой помощи с тем, чтобы эти службы предоставляли родственникам усопшего «правильный» список ритуальных агентов. А вот за продажу информации о смерти граждан, как сказал в своем недавнем интервью замминистра строительства РФ Андрей Чибис, ответственность будет жесткой. Сейчас в законопроекте предусмотрены штрафы от 150 до 200 тысяч рублей. Но вопрос наказания, как говорят, еще будет обсуждаться и дорабатываться.

Вообще штрафы в проекте закона предусмотрены практически за каждое нарушение установленных требований к организации похоронного дела. Размеры их варьируются от 25 тысяч до 300 тысяч рублей.

Принципиально новое

Помимо проработки порядка организации похорон и мест под захоронения, в законопроекте есть много новых непривычных пока понятий. Например, семейные захоронения, частные кладбища, частные крематории и колумбарии, вероисповедальные кладбища, воинские и военно-мемориальные кладбища, похоронные дома и т.д.

Споры вокруг того, нужны ли в России частные кладбища, ведутся не один год. И в новый законопроект их то включали, то исключали. В последней редакции частные кладбища фигурируют. Принцип их организации не сильно будет отличаться от того, как должны создаваться кладбища муниципальные. Основное условие: земля под частным кладбищем тоже должна быть частной.

Законопроект предусматривает также ликвидацию кладбищ, но только при условии переноса мест захоронений.

Законопроект разрешает, а государство приветствует создание похоронных домов, которые могут быть государственными, муниципальными и частными. С помощью таких домов заказчик сможет оформить все документы и заказать необходимые услуги. Кроме того, в похоронных домах должны быть холодильники и залы прощания.

Еще после принятия обновленного закона о похоронном деле любой желающий сможет создать семейное захоронение или склеп любого желаемого размера, выкупив соответствующий размеру участок на кладбище. Представители Минстроя, разработавшего документ, пояснили, что в семейных захоронениях можно будет установить любой памятник и договориться об уходе за могилой или склепом. Оговоренная возможность проявить фантазию в оформлении семейного захоронения обращает внимание на другое законодательное нововведение. Для остальных надгробий на государственных кладбищах будет действовать определенный стандарт. В Минстрое РФ говорят, что такая практика существует во многих странах мира. Общие правила будут приняты на федеральном уровне, но конкретные размеры окончательно будут определять региональные власти с учетом местных особенностей, в том числе и вероисповедальных.

Все, что плохо лежит

Законопроект также вводит понятие «повторное захоронение» и определяет критерии для него. Захоронение для повторного использования должно быть не моложе двадцати лет и признано официальной комиссией (такие будут создаваться специально) заброшенным. Эксгумация останков и их кремация будет проводиться за счет заинтересованного в повторном использовании могилы лица. Кстати, останки из заброшенных могил разработчики законопроекта предлагают кремировать. При этом если в заброшенной могиле вдруг будут обнаруживаться драгоценности, то их предлагается направлять в государственную собственность.

Предложение Минстроя вызвало множество негативных отзывов со стороны общественности и религиозных объединений. Люди считают, что правительство решило пойти по скользкой дороге «грабителей могил». Ну и в целом, мол, намерение перекапывать могилы, сжигать останки и извлекать ценности – дело безнравственное и кощунственное. Между тем, по словам экспертов, заброшенные могилы – это одна из острейших проблем в похоронной отрасли. Предполагается, что на сегодняшний день как минимум треть могил на российских кладбищах являются брошенными. Минстрой РФ приблизительно оценивает площадь заброшенных захоронений в 18–25 тысяч гектаров.

Повторное использование брошенных могил авторы законопроекта предусматривают с целью решения проблемы нехватки земли под погосты. Нынешнего количества брошенных могил якобы вполне достаточно, чтобы удовлетворить текущий спрос.

При этом авторы законопроекта указывают на то, что повторное использование могил без согласия родственников усопших не редкость и сегодня. Особенно на переполненных кладбищах. Однако делается это абсолютно нелегально «по воле коррумпированного человека, который отвечает за эти места захоронения». При этом отмечается, что от «повторного захоронения» как законодательной нормы можно и отказаться, если общественность будет против.

Не откладывай – заплати заранее!

Еще одно интересное предложение Минстроя РФ заключается в предоставлении гражданам возможности распланировать свои похороны еще при жизни. Это тоже заимствованная у других стран практика. Из пояснений авторов законопроекта следует, что гражданин может заключить с агентством ритуальных услуг контракт, где укажет свои пожелания по месту похорон, костюму, сценарию ритуальной церемонии и даже музыки, сопровождающей процесс прощания. Разработчики документа считают, что цены на услугу могут быть вполне разум­ными и «доступными простому человеку».

«Альбом» с разбитыми страницами

«На территории кладбища ведется видеонаблюдение». Табличка повергла меня в изумление

Воскресенское кладбище – это, можно считать, лесной массив протяженностью около километра и от 500 до 600 метров в поперечнике, то есть пятьдесят гектаров. Какое может быть видеонаблюдение на такой огромной территории, густо заросшей деревьями и кустарниками? Или имеется в виду ясновидящее наблюдение?

Сергей Сергиевский

Но если бы действительно можно было, не выходя из конторы, наблюдать на мониторе каждый уголок кладбища, картинки разительно отличались бы одна от другой.

Если пройти Пичугинским переулком от кладбищенских ворот к конторе и дальше пойти прямо, увидишь одно из двух самых ухоженных мест на погосте: могилы Николая Гавриловича Чернышевского, его родных, а также других саратовских знаменитых людей: профессоров, артистов, генералов.

Если свернуть от конторы налево и немного наискосок, придешь на вторую очень ухоженную часть кладбища – братские могилы. Да и по дороге к ним все выглядит чисто и аккуратно: травка зеленеет, мусорные баки стоят, оградки покрашены, звездочки на некоторых надгробиях алеют свежей краской каждый год к 9 Мая. Но если пройти от дороги метров на двадцать вглубь, сразу понимаешь: тут не ступала нога видеонаблюдателя. Впрочем, эти участки сравнительно недавние, здесь хоронили в 60-е годы, поэтому заросли еще не так густо и сухих упавших деревьев не так много.

А вот если от конторы сразу свернуть направо...

«Альбом походит на кладбище». Обратное утверждение столь же верно: и кладбище походит на альбом.

«Трагически погибли 30.10.1960 г.» Пять фамилий, эмблема – распахнутые крылья – и подпись: «От родных и коллектива авиаработников».

«Здесь покоится самое милое, самое дорогое, что имела я в жизни...»

Многие страницы «альбома» просто разорваны: бетонные, мраморные обелиски разбиты пополам, отколотые верхушки валяются у подножий. А как потрепаны и замусорены страницы этого «альбома» в старой части кладбища!

«Уважаемые посетители! Убедительная просьба мусор с могил складывать возле дорог!» Эта табличка соседствует с той, что о видеонаблюдении. В ухоженной части кладбища граждане так и делают, и мусор там вывозят. В старой части, где до проезжей дороги надо долго пробираться по извилистым тропинкам, перегороженным могильными оградами, граждане складывают мусор на свободных пятачках возле этих тропинок. Мусорные кучи накапливаются годами, а пожалуй, и десятилетиями. Как эти горы сухих веток, перегнившей листвы, пластиковых бутылок и т.д. и т.п. убрать? Никакой транспорт туда не пройдет, кроме носильщиков с носилками. Да только мусора там накопилось не на одну тысячу носилок.

Дела скорбные, доходы «черные»

А старые деревья в глухих зарослях, погибая, валятся на ограды и памятники, гнут и ломают их, а потом так и лежат годами, или опять же десятилетиями. Кое-где их опиливают, чтобы освободить могилу из-под гнета, но толстые стволы ножовкой не одолеть, да и не вытащить эти толстые корявые стволы, чтобы сложить их «возле дорог».

Вонища – смертельная

Давно чиновники и депутаты не были на саратовских кладбищах. Или же они – биороботы без естественных человеческих потребностей

«На кладбище нужно скорбеть, а не думать о том, где справить нужду», – сказал сосед, когда в компании зашла речь о кладбищенских туалетах. Тема возникла сразу после Радоницы. Депутаты Саратовской областной думы сделали этот день выходным, чтобы саратовцы могли посетить кладбища. Десятки тысяч горожан предложением власти пользуются. И тысячи из них уезжают с кладбищ с непередаваемым впечатлением от посещения кладбищенского туалета. Накануне другого православного праздника – Троицы, когда люди тоже вспоминают своих покойников, мы решили своими глазами увидеть туалеты трех саратовских кладбищ.

Ольга Копшева

Первое замечание: их мало. На Воскресенском кладбище – один, в Елшанке – два, в Сторожевке – один. А это значит, что к отхожему месту на кладбище всегда будет очередь. Даже в самый будний день ближе к вечеру нам пришлось занять ее на кладбище в Елшанке.

Чтобы не смущать бабушку, бочком юркнувшую в туалетную дверь, и парня, завернувшего за угол в мужской отсек, начали фотографировать православный храм прямо напротив сортирного комплекса. Величественные стены из красного кирпича, зелень деревьев и готовых вот-вот брызнуть цветом пионов, фонари «под старину» освещают вечером все это благолепие. Бабулька тем временем выползала из туалета. Хотела бы написать «робко роптала на его убранство», но напишу как есть. Старушка приговаривала довольно громко, не в силах скрыть чувств, что никогда она в туалеты кладбищенские не ходила и больше уж точно не пойдет. Парень тоже казался ошарашенным. Спросили у него: в мужском тоже что-то не так? Он ответил, что ужас там.

Дела скорбные, доходы «черные»

Мы открыли дверь в женский туалет. Метровая условная перегородка разделяла два «очка», заваленных испражнениями, подтирками и прокладками. Воняло так!.. В мужском все оказалось еще проще: четыре «очка» и никаких перегородок. И такой «порядок», что ногу поставить некуда. Но мы полезли, чтобы выложить на страницах газеты этот фотодокумент. Не нравится – не смотрите. Это снимки не для вас, а для работников муниципального предприятия «Ритуал», депутатов гордумы и чиновников мэрии, контролирующих работу предприятия, да и для служащих православной церкви. В конце концов, люди и «Ритуалу» относят немаленькие деньги в уплату за похороны, и в кладбищенскую церковь рядом с туалетом свои кровные несут. И объединившись, эти две мощные организации вполне могли бы осилить покупку и содержание хотя бы 20 современных биотуалетов.

Кстати, рядом с администрацией кладбища в Елшанке тоже есть туалет. Сравнительно чистый, но с огромной квадратной дырой в полу. Такой, в которую, покачнувшись, хрупкая женщина, а тем более ребенок, легко провалится.

На других кладбищах с туалетами было получше. Тот, что неподалеку от входа на Сторожевском, был даже свежевыкрашен бодрой зеленой краской. На Воскресенском туалетные сооружения тоже сигналили зеленым заборчиком. И внутри можно было даже повесить сумку. Но чтобы шагнуть к туалетным дырам, требовалось перескочить через дырку в полу. А доски, в которых было пропилено «очко», снизу, из глубины ямы, были подперты колом, что тоже наводило на размышления.

А теперь вывод: если для города и для похоронного муниципального предприятия финансовое бремя организации нормальных туалетов, в которые не стыдно заходить и о которых не стыдно рассказывать, слишком тяжело, выдайте бесплатные патенты на организацию платных заведений. И желательно все же успеть исправить ситуацию к Троице.

Куда поехать в последний путь?

Разные национальные традиции – с налетом присущего нашему веку цинизма

В Германии похороны в гробу на кладбище – самый дорогой вариант. Купить место нельзя, его можно только арендовать. Средняя цена – две с половиной тысячи евро. К этому нужно прибавить еще 600−800 евро в год на уход за могилой. Обычно договор заключается на двадцать лет, при желании аренду можно продлить. Кремация стоит дешевле, около двух тысяч евро за всю процедуру. И все же к ней прибегают пока реже.

Гульмира Амангалиева

С недавнего времени на рынке похоронных услуг появились фирмы, предлагающие организацию похорон по самой скромной цене. Такие посредники увозят скончавшегося в своеобразный перевалочный морг, ждут, когда наберется целая фура тел (это может длиться несколько месяцев), и потом отвозят груз в соседнюю Чехию. Там кремация и последующее захоронение несравненно дешевле.

В Японии к смерти готовятся с самого рождения. Там есть поговорка: «Просыпаясь утром, будь готов умереть». Японцы – слишком тактичные люди, чтобы обременять заботами о своих похоронах тех, кто остается, поэтому этот вопрос берут под собственный контроль. Поскольку страна стремительно стареет, за последние пятнадцать лет число компаний, задействованных в сфере похоронных услуг, выросло в четыре раза. Подобные компании учат буквально всему: как юридически правильно написать завещание, сделать удачное фото для надгробия, как подобрать более удобный гроб (и даже немного в нем полежать), декорировать его собственными руками. Бодренькие пенсионеры с удовольствием посещают такие семинары.

Филиппинский городок Сагада стал центром притяжения туристов благодаря необычным архитектурным конструкциям. Местные жители хоронят умерших родственников в выдолбленных из цельного куска дерева гробах, подвешивая их к отвесным скалам. Открывается необычный вид на вертикальные каменные стены с сотнями висящих гробов.

На райском острове Бали, что в Индонезии, предприимчивые местные жители придумали брать с иностранных туристов деньги за «кремейшен»-экскурсию. Просмотр подобного «шоу» может стоить приличных денег. Церемония проходит зрелищно: пока на огромных кострах из бамбука сгорают тела усопших, их близкие в ярких нарядах поют и танцуют вокруг.

В соседней Малайзии на острове Борнео у местной китайской диаспоры сложилась своеобразная традиция – сжигание на похоронах бумажных макетов вещей, которые покойник любил при жизни. Китайцы верят: в другой жизни, какой бы она ни была, сож­женные предметы обернутся настоящими, и поэтому готовы тратить уйму денег на изготовление «загробных богатств».

Могила Тишки

Где найти последний приют четвероногим друзьям

Разыскивая могилу родственника, я оказалась на дальнем краю кладбища. Забора здесь нет, ряды захоронений упираются в грунтовую дорогу, на противоположной стороне – по-весеннему пышная степь. Среди зелени хорошо виден деревянный столбик с траурным овалом – портрет и черная надпись под ним. С фотографии смотрит рыжая морда с широкими ушами. Смотрит грустно и настороженно. «Тишка. 1996-2006». Маленький холмик посыпан песком и украшен новыми пластиковыми васильками.

Надежда Андреева

Выглядит это очень по-человечески, хотя вряд ли согласуется с санитарными нормами и правилами. Как уже рассказывала «Газета недели», в Саратове не существует кладбищ для домашних животных (во всяком случае, множеству владельцев собак и кошек об этом ничего не известно). Провожая питомца в последний путь, каждый хозяин сам подыскивает подходящее место. Если кошку или маленького песика можно похоронить на даче, то с собаками крупных пород дело обстоит сложнее. Ветеринарные клиники предлагают услугу кремирования, но владельцы пользуются этим не слишком охотно. В основном хозяева выбирают укромные уголки в лесу на Кумысной поляне. Нередко хоронят в спешке, рано утром или поздно вечером, чтобы не нарваться на гуляющих в лесу горожан. Многие не решаются установить какой-либо надгробный символ или повесить фотографию из опасений перед неадекватными гражданами, которые способны разорить могилу животного. Чаще всего место отмечают условным знаком, понятным только самому хозяину.

 


[кстати сказать]

20 тысяч минимум

Сколько стоит похоронить?

Похороны – не пышные, но достойные – сегодня обойдутся саратовцу в среднем в 18-20 тысяч рублей. Расценки похоронного агентства «Памятник» на стандартные услуги, к примеру, включают: гроб стандартный, обитый шелком, с постелью и подушкой – от 1680 рублей (за доставку еще 1200), катафалк (автобус на 14 посадочных мест) – 4500, спецбригада на захоронение – 3500, могила (плановое захоронение) – 3443. Оформление холмика – 285 руб., заказ могилы на кладбище – 570, оформление разрешения на захоронение – 480, оформление гербового свидетельства о смерти и справки на пособие в органах ЗАГС Саратова – 430 руб. За распорядителя похоронного ритуала предлагают отдать 350 рублей, а за оформление счета-заказа – 280 руб.

Итог – 16718 руб.

Анна Мухина

А сколько компенсируют?

Если человек хоронит умершего родственника за свой счет, то государство компенсирует ему некоторые затраты. Выплачивается социальное пособие на погребение, которое с 1 января 2015 года составляет 5277 рублей 28 копеек. Эта норма с 1996 года закреплена в федеральном законе «О погребении и похоронном деле».

Обращаться за выплатой пособия можно либо в Пенсионный фонд РФ, если умерший был неработающим пенсионером. Если умерший был работающим гражданином или же несовершеннолетним, по справке о смерти пособие выплачивает работодатель или организация, которая является его страхователем в ФСС (фонд социального страхования компенсирует эту сумму работодателю).

За 2014 год региональным отделением ПФР было выплачено пособий на погребение на сумму более 121,3 млн рублей, региональным отделением ФСС – на сумму 7,9 млн руб.

Кто похоронит одинокого бомжа?

Кто-то умирает и в одиночестве. И тогда бремя погребения ложится на государство, а точнее, на муниципальный бюджет. В Саратове на погребение умерших, не имевших близких родственников или других законных представителей, а также тех, кого невозможно опознать, из бюджета выделается 7938,54 руб.

В 2014 году город за свой счет похоронил 327 одиноких и неопознанных граждан, но при этом сумели каким-то невероятным образом уложиться в 1 млн 17 тыс. рублей (путем нехитрых арифметических действий легко выяснить, что должно бы понадобиться больше двух миллионов).

На 2015 год в бюджете Саратова на эти цели заложен 1 млн 109 тыс. рублей, из них уже потрачено 250 тыс. 113 рублей (по состоянию на 21 мая 2015 года).

Если саратовец почетный, то... его проводят достойно

Обычно похороны организуют пышные – с оркестром, торжественной панихидой и тому подобными атрибутами достойных проводов.

Правда, бюджет у нас не просто не резиновый, он еще и худой. Поэтому тут без ограничений тоже никак нельзя. В 2007 году депутаты Саратовской городской думы решили, что в случае смерти Почетного гражданина города Саратова управление по труду и социальному развитию администрации муниципального образования возмещает затраты на захоронение почетного гражданина, но в размере, не превышающем 50 тыс. рублей. Цены на услуги похоронных агентств с тех пор изрядно подросли, а вот сумма компенсации не изменилась.